СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: СЛОВО НА ВХОД ГОСПОДЕНЬ ВО ИЕРУСАЛИМ

Незаметно минули седмицы Великого поста. И вот неким итогом великопостного поприща предстал праздник Входа Господня во Иерусалим. Господь начинает последний отрезок Своего Голгофского пути: перед тем, как взойти на Крест, Он восходит во Иерусалим: «Се восходим во Иерусалим, и Сын человеческий предан будет архиереем и книжником, и осудят Его на смерть. И предадят Его языком на поругание и биение и пропятие: и в третий день воскреснет» (Мф. 20,18-19).Восхождение четко ассоциируется с преодолением горы или лестницы. Мир сей предлагает великий соблазн разного рода «восхождений». К сожалению, православие в какое-то время переняло протестантский взгляд на духовную жизнь как духовное восхождение, или, как это принято называть, духовный проргресс. Но это в корне неправильное, досадное заблуждение. Святые отцы настрого запретили не только измерять или сравнивать свое духовное «преуспеяние», но даже наблюдать, отмечать свое текущее духовное состояние. Одна из последних недель поста посвящена преподобному Иоанну – автору знаменитой «Лествицы», в которой каждый христианин может найти для себя путь восхождения к Богу, путь спасения. Может найти, но, как правило, не находит. «Господи! неужели мало спасающихся?» (Лк. 13,23).

Узок путь в Царство Небесное. И те немногие, кто находит его, убеждаются на своем личном опыте, что лествица, ведущая к Богу, расположена вовсе не ввысь. И чтобы совоскреснуть с Богом, необходимо сначала последовать за Ним во ад. Адом жизни православного христианина по праву можно считать то горнило покаяния, которым он приобретает смирение – то единственное и достаточное качество, необходимое человеку, чтобы остаться и пребывать с Богом.

Почему говорю о лествицах восхождения? Потому, что со времен эпохи Просвещения и церковной Реформации сложилась устойчивая философия нравственного прогресса – некоего нравственного восхождения, совершенствования в единении личной свободы и личного усердия. На этой философской концепции морального прогресса до сих пор зиждутся все рыночные отношения, и это прямо противоположно учению Церкви.

Любой священник несколько раз в день слышит одну и ту же фразу: «Я не становлюсь лучше». И здесь необходимо вспомнить аксиому, прописанную преподобным Иоанном и другими отцами Церкви: человек никак не может спастись улучшением. Он спасается покаянием, которое и является тем дном адовым: человек оказывается наедине со своим срамом, со своим стыдом, с болью. И выход тут лишь один: мужественно сбросить с себя одежды греха и, презрев стыд, последовать за Христом. Вот тут наступает момент истины – момент рождения истинного смирения. Душа встречает Господа, ради нас обнищавшего, дабы мы обогатились Его нищетою. (см. 2Кор. 8,9). Господь, некогда разрушивший адовы темницы, сходит во ад вослед каждой кающейся душе, и, взваливая на Свои рамена, износит ввысь, ко Престолу Отца Своего.

Святой Исаак Сирин писал: «Вниди во внутреннюю свою клеть, и там узриши клеть Небесную». «Се бо Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21) – поясняет нам сие Сам Господь

Вход Господень во Иерусалим вбирает в себя все события Страстной седмицы, включая Крестную смерть Спасителя и сошествие Его во ад. Вход Господень во Иерусалим исполнен великого драматизма: восходит к своей кульминации великое страдальческое одиночество Самого Бога, Который сквозь многогласное «осанна» уже слышит: «Распни»… И это одиночество Бога позволит всем нам, кающимся, не оставаться одинокими даже в долине смертной тени (Пс. 22,4), ибо и там Господь: «Аще сниду во ад, Ты там еси» (Пс.138,8).

С Праздником вас, дорогие братья и сестры! И с окончанием Великого поста. Дай Господь всем нам силы пройти поприще Страстной седмицы и, очистившись страданиями Христовыми, достойно встретить Его Святое Воскресение.

Вход Господень в Иерусалим