ПРОТОИЕРЕЙ ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ. К СОБЫТИЯМ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ

То, что происходило в последний месяц в Екатеринбурге – акция так называемых «массовых протестов» против строительства храма в центре города – не что иное, как проекция сложных и противоречивых процессов внутри общества.

Еще в 2012 году феминистки, обрушив поклонный крест в Киеве, детонировали деструктивное движение, получившее название «крестоповал». Тогда по всей России принялись осквернять поклонные и могильные кресты. В сентябре-октябре 2012 года нам, сводному отряду казаков, довелось противостоять «крестоповальщикам», защищая девять поклонных крестов в Москве. Нам уже тогда было понятно, что к собственно религии эта борьба с крестами имеет мало отношения. Это политика. Кто были те святотатцы? Блестяще организованные, подобно диверсионным отрядам, эти молодые люди, спортсмены-экстремалы, входили (или были нанимаемы) в разного рода «боевые коммунистические организации». Мощное адвокатское сопровождение придавало каждой варварской акции особый цинизм.

Позже группе казаков удалось проникнуть на закрытый антирелигиозный форум т.н. «борцов с мракобесием», который происходил в конце ноября 2012 года в гостинице «Метрополь». Нас тогда особенно удивили две детали. Первое. В едином порыве против православной Церкви (и, что примечательно, одновременно и против государственного строя!) выступили совершенно противоположные политические силы: от ультралевых «красных боевиков» до ЛГБТ-либералов. Второе. Информационное освещение мероприятия было исключительно иностранным: в частности, телекомпаниями «Аль-Арабия» и «Аль-Джазира». Многие выступления на сем форуме были программными: на десятки лет вперед планировалась координация из единого центра общественных антицерковных (причем только антиправославных) массовых «недовольств», заведомо призванных организованно метаморфировать в массовые антигосударственные протестные движения.

Громко прозвучала на безбожном сходняке и тема окончательного развала РПЦ МП изнутри с превращением ее в бюро ритуальных услуг и торжище церковной атрибутикой. И того, что это уже произошло, не видно сегодня лишь слепому. Почему же мишенью для деструктивных сил явилась исключительно РПЦ МП? Да потому, что эта церковная структура с момента ее основания создавалась исключительно под международные дипломатические нужды государства, в то время (и затем еще в течение полувека) официально безбожного. Она была и остается даже не идеологическим институтом – лишь служкой государственной идеологической машины. И сильной, независимой и влиятельной она не может быть по определению. Низвержение авторитета РПЦ уничтожает доверие государству, частью которого она по факту является. Это с одной стороны.

В своих публикациях я постоянно задаю вопрос: почему администрация Гундяева неуклонно ведет РПЦ по пути столь непопулярных и однобоких реформ, десакрализующих основы церковного бытия народа, убивающих церковную общину, тем самым упорно превращая церковь в уже упомянутое пресловутое бюро ритуальных услуг и тривиальное торжище? Напрашивается вопрос: да не заодно ли действует церковная администрация с внешними деструктивными силами? Скажу сразу: заодно.

Весной 2013 года меня попросили провести молебны на месте предполагаемого воссоздания разрушенного в советское лихолетье храма на ул. Молодежная в Москве. Сей объект был внесен в список программы «200 храмов», и, как показало время, именно на нем началась отработка технологий общественного «протеста местных жителей». Не буду касаться тех драматических событий подробно, скажу лишь главное: нашему удивлению не было предела, когда узнали, что нам противостоят не только махровые «храмоборцы» — депутаты КПРФ и либеральных партий (в частности, Е. Русакова от партии «Яблоко»), но и официальная церковь в лице самого Фонда по строительству «200 храмов». Как известно, этот Фонд возглавляет «заслуженный строитель Москвы» В. Ресин (руководитель Федерации еврейских общин в Москве) и епископ Тихон Видновский, викарий патриарха. И больше горя верующим москвичам принесли не депутаты, подкупившие полицию и ОМОН, который был направлен на «подавление молебна», а именно А. Горшкова (главный секретарь Фонда «200 храмов») и В. Легойда, помощник патриарха. Причина оказалась цинично проста: у Фонда не было денег – плуты разворовали средства, пожертвованные на строительство храмов. И им ничего не оставалось, как поддержать т.н. «либерально-коммунистическую оппозицию», собирая на Курском вокзале бездомных и автобусом отправляя на «протестную акцию» — под видом местных жителей за плату в размере 500 рублей шуметь и кидаться на молящихся защитников будущего храма.

За шесть с лишним лет технологии «противостояния» стали более отработанными, но суть осталась неизменной. Остались враждебные России и русскому Православию силы, искусственно раскалывающие гражданское общество на «сторонников» и «противников» очередного строительства храма. С каждой стороны есть инициативные группы, призванные подливать масла в огонь. Со стороны «сторонников», в частности, выступает спортивная молодежь, организованная в пропатриархийные движения типа «Сорок сороков» (мы были свидетелями того, как они начинали свою «храмозащитную» деятельность).

И то, что происходит ныне в Екатеринбурге, не является ли продолжением циничного и нечистоплотного спектакля, где строительство храма используют как повод для политических спекуляций и манипуляции массовым сознанием русских людей, становящихся невольными заложниками деятельности деструктивных сил.