СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: ПАМЯТИ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ГЕРМОГЕНА

Дорогие братья и сестры!
2 марта (17 февраля по ст.ст.), Церковь совершает память мученической кончины святителя Гермогена Патриарха Московского.
Святой Патриарх, брошенный поляками в подземелье Чудова монастыря, томился в тяжком заключении более девяти месяцев и погиб от рук оккупантов в 1612 году, так и не дождавшись освобождения Москвы Вторым народным Ополчением Минина и Пожарского.

Вся жизнь святого была исполнена великих дел и знаменательных свершений во благо России и Церкви — начиная от 1579 года, когда он, тогда еще священник, будучи свидетелем чудесного явления чудотворного образа Казанской иконы Божией Матери, своими руками «взял от земли» святой Образ и с торжественным крестным ходом перенес его в ближний Никольский храм г.Казани.

Но в памяти народа священномученик Гермоген, прежде всего, навсегда остался вечным символом безкомпромиссной борьбы за чистоту Веры, Русский Престол и Православное Отечество. Имя святого Патриарха – знамя стояния в Истине и верности гражданскому долгу до мученической смерти.

Четыреста лет назад завоеватели намеревались не только захватить Русские земли, но, прежде всего, насадить католическое лжеверие. Они, чувствуя в Гермогене несокрушимую, укрепляемую свыше, волю и зная, какой небывалый патриотический подъем вызывают в Ополчении и среди всего Русского народа его Воззвания, пытались сломить Мученика и заставить Первосвятительским благословением своим отвести Ополчение от Москвы. На все требования и угрозы Патриарх отвечал: «Что вы мне угрожаете? Боюсь Одного Бога. Если все вы, литовские люди, пойдете из Московского государства, я благословлю русское Ополчение идти от Москвы, если же останетесь здесь, я благословлю всех стоять против вас и помереть за Православную Веру». И за сии слова святой был предан мучительнейшей смерти…

Сегодня поминание Патриарха Гермогена приобретает особо глубокий смысл, как и установка великому русскому герою памятника в Александровском саду близ Кремля в мае 2013 года – ровно через сто лет со дня его прославления — практически напротив того места, где святой принял страдальческую кончину. Тогда, три года назад, уже были взведены скрытые «пружины» Тайны беззакония, «спусковой крючок» которой был нажат 12 февраля 2016 года предательской гаванской встречей…

На дворе 2017 год. Новая смута спустилась на Русскую землю. Однако на этот раз дела обстоят гораздо трагичнее, чем в XVII веке – ибо ныне нет и намека на такого, как священномученик Гермоген, нет Мининых и Пожарских: «Кругом измена, трусость и обман…» Но самое печальное, что отсутствует и та благодатная народная среда, из которой бы родилось Ополчение – обезличенный народ онемел…

Но в сердце каждого из нас устремлены глаза святого Мученика, четырехметровой бронзовой фигурой возвышающегося над мiром, в котором ловкие своекорыстные дельцы – менеджеры в рясах — с выжженной мамоной совестью, подобно трусливым и жадным боярам, что предали Россию полякам, продают самое последнее, что есть у нас с вами – нашу Святую Веру Православную.

Бронзовый Патриарх грозно, непреклонно и требовательно взирает на нас, как взирал бы Священномученик в судьбоносный Николин день 6/19 декабря 1610 года, когда он, готовый распрощаться с единственным, что у него тогда еще можно было отнять – с жизнью – открыто выступил против крестоцелования польскому королю Сигизмунду. Тогда слабодушные изменники-бояре уже были готовы посадить католика на Царский престол Русских Самодержцев. Сегодня клика предателей – «русские» архиереи с патриархом во главе, давно продавшие свой сан и честь за иноземную «чечевичную похлебку», заключили очередную «сделку тысячелетия» с католиками и силятся посадить на Престол Вседержителя Христа нового экуменического бога иезуитов-францисков, талмудистов-хасидов…

На постаменте памятника Священномученику Гермогену весьма символично изображены очень разные сцены: изгнание Патриархом бояр, просящих благословения на подданство польскому королю и сцены избрания Михаила Федоровича Романова Русским Царем.
Святой Патриарх ныне молится о даровании русскому измученному народу Нового Самодержца — того, у которого одного есть Богодарованная власть изгнать всех изменников Веры из Христовой Церкви, полностью очистив и обновив ее.
Простирая первосвятительский крест, Священномученик Гермоген ныне, как и в декабре 1610 – январе 1611, вновь разрешает весь православный русский люд от клятвы-присяги католическому идолу, которую ровно год тому назад подло-втихую принесли за нас изменники в клобуках и рясах. Он властно, как и прежде, с бронзовой высоты своей благословляет нас с вами на великий подвиг: собрать «полки» и изгнать из Церкви Русской еретичествующих «князей» и «бояр» — современных «тушинских воров», ляпуновых и засекиных со всеми иноверцами – иноземными сигизмундами, жолкевскими и ходкевичами…

Ныне пришло время вопиять камню и бронзе – похоже, что над молчащей Русью лишь бронзовый памятник Священномученику Патриарху ныне возвышает свой голос и уста Первосвятителя, как и четыреста лет назад, призывает нас с вами «души свои положити за дом Пречистой и за Веру».

Бронзовые уста будто снова и снова взывают к нашей совести: «Просите у Бога милости и призывайте на помощь крепкую нашу Заступницу, и святых и небесных сил, и всех святых и отринути от себя женскую немощь, и воспринять мужескую храбрость, и стояти противо врагов Божьих и наших губителей крепко!»

Как и четыре сотни лет назад, слышен из мрачного подземелья Чудова монастыря плач святого Страдальца Патриарха о погибающих – тех легкомысленно-равнодушных, кто так или иначе последовал волкам в овечьих шкурах, заключившим позорную унию с Ватиканом и в его лице – с «выходящим из бездны» Зверем: «Обращаюсь к вам, бывшим православным христианам, всякого чина и возраста. Вы отпали от Бога, от правды и Апостольской Церкви. Я плачу, помилуйте свои души. Забыли вы обеты Православной Веры вашей, в которой родились, крестились, воспитались, возросли… Заклинаю вас Именем Господа Бога: отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть. А мы прием вас кающихся».

Взятие под стражу св.патриарха Гермогена