СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: ОБ «АГРЕССИВНЫХ ПОДХОДАХ» И ТРЕПЕЩУЩИХ «СМИРЕННЫХ».

ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

19 марта на нашей странице было опубликовано сообщение под заголовком: «В московских храмах принято к исполнению новое поручение еретичествующего патриарха Кирилла…». После детального рассмотрения сего предмета действительность оказалась куда более драматичной и двусмысленной, во всем лукавстве духа последних времен…

Все началось довольно давно, с восшествия на МП-престол последнего патриарха: в это время Русская Церковь начала уверенно топать по широкому душепагубному пути реформ, писанных под иезуитско-католическую кальку. И первыми, кто попал под пресс сих нововведений, оказалось священство: на каждого клирика РПЦ (начиная с Московской городской епархии) заводилось новое личное дело, в котором он был обязан не только представить 16(!) своих фото в различных ракурсах и дать подробнейшим образом свои персональные данные, но и сообщить персональные данные своих родителей, братьев, сестер, бабушек и дедушек. Эти данные сразу переводились в формат Word и загонялись на Google-диск, на хранение в дружеские объятия старшего американского брата. «Шутников», желавших что-то скрыть или указать неточно, безпощадно наказывали. Таким образом воля священников была сломлена, сознание переформатировано, да и все они как-то очень быстро «полюбили» ту систему, что так жестко встроила их в себя, загнав их желания в прокрустово табуированное ложе.

Следующим шагом чистопереулковской ОПГ стали полукриминальные манипуляции с прихожанами и с их персональными данными. Пошли тайные циркуляры, обязующие собирать самые подробные сведения не только с «серых халатов» — храмовых и монастырских служащих – но и с тех несчастных, кто осмелился венчаться или принести свое чадо крестить. Чтобы спектр «охваченных» масс был сколь можно более широким, данные стали собирать до кучи со всех: с тех, кто проходил огласительные беседы и с их крестных, с учащихся воскресных школ и их родителей, со слушателей катехизаторских, миссионерских, сестринско-патронажных, молодежно-спортивных и еще Бог ведает с каких курсов при расплодившихся, как грибы после дождя, отделах МП.

Надо признать: все церковные структуры с подъемом и энтузиазмом взялись за титаническую работу по сбору персональных данных. Сначала последние пылились по канцелярским полкам в приходах на простых CD-дисках, затем специально обученные люди централизованно, по епархиям и благочиниям, провели мастер-классы по правильному единообразному внесению данных на Google-диск. Очень жаль, что сии простые труженники МП — прежде всего, каменщики Чистого переулка, не щадившие живота в ответственном и столь необходимом деле перевода личных персональных данных православных верующих – этой «соли земли русской» — за океан в в Маунтин-Вью (штат Калифорния), до сих пор так и не награждены по заслугам медалью Distinguished Career Intelligence Medal – «За выдающуюся службу в разведке» ЦРУ, которая присваивается за исключительные успехи в условиях нарастания стратегического противостояния держав. (Впрочем, кое-кто «удостоен» от них награды, и мы знаем какой).

И под розовое умиление православного народа, щедро проплачивающего благоукрашение церковных теремов, в живое тело Русской Церкви зловеще-поступательно прорастало метастазами необратимых пороков любостяжания и властолюбия папистское зловерие, раковой опухолью своею пожирая все живое, святоотеческое, родное – политое невиданной в истории мученической кровью. И стремительное, лавинообразное, распространение сей онкологии уже переформатировало большую часть православного клира и мирян в серую экзальтированную массу латинофронов. Общество потребления вполне спокойно восприняло, как живой организм Церкви на глазах выхолостился в одно большое коммерческое предприятие – некий разветвленный рынок «духовных услуг» со всеми его атрибутами: церковными банками, сферами влияния, товарооборотом, менеджерами по продажам и маркетологами.

Весьма преуспевающий московский менеджер в рясе поделился со мной одной из простых «формул» комммерческого успеха: чтобы «навар» стал достаточным, необходимо две вещи – церковные службы подлинее да интерьер попышнее. Почему? – потому что наш основной клиент, «богатенькие буратины», заходят ставить свечку лишь туда, где красивая отделка, да и то днем… И хорошо, если в это время в храме что-то поется-служится…
Честно говоря, меня трудно чем-то удивить после «Встречи патриарха с молодежью», проходившей 4 ноября 2009 года в Манеже. Главный эффективный менеджер всея Руси дал настоящий «прошаренный» бизнес-тренинг для подрастающих «православных» бизнесс-акулят. Заказной сходняк (на котором даже пирожками торговали кадровые офицеры ФСО) четко выявил : эти солидные бородатые дяди в белых и черных клобуках – вовсе не злодеи в обывательском понимании значения этого слова, все гораздо хуже. Они просто иные, чем мы, грешники окаянные, они верят в какого-то совсем другого бога, а не в Христа Иисуса Господа, и для них все сие священнодействие «воцерковленной» купли-продажи – естественное, привычное, и за отсутствием личного – только бизнесс, ничего более…

«Фирменный знак» кирилловской эпохи – церковно-рекламные слоганы, с прибавлением слова «агрессивный»: агрессивное миссионерство, агрессивная катехизация, агрессивные формы работы с молодежью… И это сознательный программинг православных, направленный на десакрализацию восприятия всего духовного, на укоренение исключительно маркетингового мышления в церковной ограде. Именно маркетинг определяется как «выражение ориентированного на рынок управленческого стиля мышления, для которого характерны… нередко агрессивные подходы» (Дихтль и Хершген). А ведь агрессия – исключительный атрибут войны и того же маркетинга: «Маркетинг есть просто цивилизованная форма ведения военных действий» (Aльбeрт В. Эмери). А поелику все это «праведная» война, как и все войны за всякие там сверхдоходы да рынки сбыта, вполне естественен вопрос: с кем же так неистово воюют православные горе-реформаторы? – и сам собой напрашивается ответ: со времен Нимрода, главного строителя Вавилонской башни – это война с Господом… Как уже сказано – у них совсем другой бог: «Их бог — чрево, и слава их — в сраме, они мыслят о земном» (Фил.3,19). И над этими бедолагами воистину свершается реченное древними: «Quos Deus perdere vult dementat prius» — «Кого Бог хочет погубить, того Он сначала лишает разума». И вот те самые уважаемые дяди, восходя на вершину церковно-олигархической пирамиды, под белыми и черными клобуками своими несут лишь кассовые аппараты, коими подсчитывается Прибыль, ведь кто-то из них же сказал то, что мною было услышано в 2009 году в Манеже из уст Первого: «Маркетинг — это любовь к ближнему, благодаря которой получаешь божью благодать в виде прибыли»…

Теперь вернемся в начало и поговорим о конкретике, о том самом «поручении патриарха Кирилла» на Великую Субботу 2017 года. Собственно, все уже сказано: «Бизнес и ничего личного» — особенно в контексте организуемого «по благословению» во всех епархиях РПЦ великопостного хороводно-вокального лицедейства… А вот отмиссионерить во всех формах до потери пульса массу людей, находящихся в заведомо безпомощном состоянии – а именно в тот момент, когда они, по-праздничному расслабленные, в радостном пасхальном предвкушении, приходят в храмы освящать куличи и всякую снедь – это по-своему очень грамотный маркетинговый ход. Ведь всем менеджерам, питающимся «от крох, падающих со стола» церковного, с пеленок известно, какая обильная «благодать» изливается рекой в этот святой день в форме разных очень красивых разноцветных бумажек, исполняя опустевшую за «скучное» и малолюдное великопостное время церковную казну.

«Дом Мой домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников» (Мф.21,13), — так восклицал Тот, Кто бичом изгнал из храма всех менял и торговцев. Но ныне будто явно слышится Его прощальный глас: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф.23,38) – ибо в храмах Русских повсеместно выхолащивается покаянный Дух смиренной молитвы, вовсю вытесняемый зловонным духом мiра сего и мамоны. Продвинутые торгаши переоборудуют Дома Божии на протестантский манер в социологические лаборатории и маркетинговые центры. И как раз к этому призывал клириков Восточного викариатства г.Москвы епископ Пантелеимон (Шатов) на пастырском семинаре 24 февраля 2017 года: «В прошлом году мы с Вами… провели масштабный социологический опрос людей, пришедших освящать куличи. Специалистами лаборатории «Социология религии» Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета было собрано и обработано более 13 тысяч (!) заполненных анкет. Это намного больше, чем мы ожидали, и вполне достаточно для их серьёзного научного анализа. Теперь мы имеем полное представление, КТО ЭТИ ЛЮДИ, которые в таком количестве приходят в храмы в Великую Субботу…»

Действительно, кто же ЭТИ люди? Как столь почтенный владыка за столько лет ударного труда еще не узнал того верующего народа, что массово устремляется к церковным дверям в этот Святой день? Ему не помогли даже наиподробнейшие анкеты, что послушно заполняли ЭТИ, кого маркетологи воспринимают не иначе, как «контингент» или «клиенты». Вот только как все эти господа эффективные менеджеры воспринимают Того, Чей Святой Гроб с Плащаницей стоит в Великую Субботу посреди храма для благоговейного поклонения? – вестимо, как «специальное предложение» для привлечения дополнительных клиентов… Да о Нем и никто не упомянул на том пастырском семинаре 24 февраля – говорили лишь о сугубо материально-меркантильном — об освящении куличей. Именно на это «священнодействие», а не на самое величественное и торжественное в году Богослужение Великой Субботы, обращено все внимание церковных дельцов. Освящение снеди призвано стать «мистическим» центром всего театрализованного представления-презентации молодежных и семейных клубов, драматических, цирковых и других вышивальных кружков.

Здесь живо предстает памяти гениальное слово Достоевского, который в своем «Великом инквизиторе» отстаивает «высшее сознание жизни». Итак, Спаситель «возжелал появиться хоть на мгновенье к народу, — к мучающемуся, страдающему, смрадно-грешному, но младенчески любящему Его народу»… Народ непобедимою силой стремится к Нему, окружает Его, нарастает кругом Него, следует за Ним. Он молча проходит среди их с тихою улыбкой бесконечного сострадания. … Он простирает к ним руки, благословляет их, и от прикосновения к Нему, даже лишь к одеждам Его, исходит целящая сила». Госопдь исцеляет слепого и воскрешает несомого хоронить ребенка. «В народе смятение, крики, рыдания, и вот, в эту самую минуту, вдруг проходит мимо собора по площади сам кардинал великий инквизитор. … Он простирает перст свой и велит стражам взять Его. И вот, такова его сила и до того уже приучен, покорен и трепетно послушен ему народ, что толпа немедленно раздвигается пред стражами, и те, среди гробового молчания, вдруг наступившего, налагают на Него руки и уводят Его. Толпа моментально, вся как один человек, склоняется головами до земли пред старцем инквизитором, тот молча благословляет народ и проходит мимо». Ничего это вам не напоминает?

Девяностолетний кардинал в заскорузлом тайном богоборчестве своем укоряет Господа, посрамившего «великого духа», так он называет дивола, в пустыне. Признавая, что Господь и Сам все видит и знает, тем не менее, не может не рассказать, как они, «исправившие подвиг» Спасителя, приняли все предложения «страшного и премудрого духа», а теперь таят ожидание победы над Богом. При этом искореженным богоотступническим сознанием инвизитора уже органически усвоена система подмен, и находящихся в христианском подвиге он называет гордыми (как и Самого Спасителя), а раболепно следующих за «инквизиторами» – смиренными. Не справившийся в свое время с собственной Богодарованной свободой, сошедший со креста своего, этот «взявший на себя проклятие познания добра и зла» бросает Господу укор за укором, оперируя, в частности, такими выкладками: «Человек слабее и ниже создан, чем Ты о нем думал! … Он слаб и подл. Что в том, что он теперь повсеместно бунтует против нашей власти и гордится, что он бунтует? Это гордость ребенка и школьника.  … Мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы. … докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны … Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить они по нашему мановению к веселью и к смеху, светлой радости и счастливой детской песенке». И это вам ничего не напоминает?

Наконец, безумие богоотступника достигает своего апогея: « Завтра же Ты увидишь это послушное стадо, которое по первому мановению моему бросится подгребать горячие угли к костру Твоему, на котором сожгу Тебя за то, что пришел нам мешать.» (Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы).
И если мы и впрямь такие «смиренные», какими видят нас «кардиналы», то как бы на эту Пасху не вышло обратное Евангельскому изгнание торговцами Самого Христа из наших храмов…