Цепь времен: от Константина Великого до Юрия Гагарина

305 год. По неторной дороге среди хвойного леса едет по Галлии усталый всадник. Он уже проделал долгий путь из Никомедии в Малой Азии, через Босфор, через Иллирию, через альпийский перевал. Скоро он увидит и обнимет отца. Богатый дорожный костюм истрепался, да и припасы, купленные в придорожной деревеньке, уже заканчиваются. Но это не беда. Галерий не смог убить его в Никомедии. А теперь поздно. Что спасло его? Митра (языческий бог – прим. ред.), которого так чтит отец? Нет. Скорее нет. Наверняка это благословление матери Елены. Она просила Иисуса Христа сберечь сына от яда, кинжала или петли. Konstantin

 

 

 

 

 

 

 

 

Как же при дворе Диоклетиана, а затем и Гая Галерия, насмехались над христианами… Особенно старались придворные философы. Они как-то раз подсунули ему сочинения Цельса. А у того: «Род христиан и иудеев подобен лягушкам, усевшимся вокруг лужи, или дождевым червям в углу болота, когда они устраивают собрания и спорят между собой о том, кто из них грешнее. Они говорят, что Бог нам все открывает и предвозвещает, что, оставив весь мир и небесное движение и оставив без внимания эту землю, Он занимается только нами, только к нам посылает Своих вестников и не перестает их посылать и домогаться, чтобы мы всегда были с Ним. (Христиане подобны) червям, которые стали бы говорить, что есть, мол, Бог, от Него мы произошли, им рождены, подобные во всем Богу, нам все подчинено – земля, вода, воздух и звезды, все существует ради нас, все поставлено на службу нам. И вот черви говорят, что теперь, ввиду того, что некоторые среди нас согрешили, придет Бог или Он пошлет Своего Сына, чтобы поразить нечестивых и чтобы мы прочно получили вечную жизнь с Ним». Врет.

Врет Цельс. Боится он забот Божьих. И ни во что не верит Цельс. Несчастный Цельс. Христос – Бог Истинный, Спаситель.

Едет по неторной лесной дороге всадник. Константин едет к отцу своему Констанцию – правителю Галлии и Британии. А впереди будут годы, насыщенные войной, сраженьями, но и любовью и обретением веры. И будет явление Креста перед схваткой Мульвийского моста. И прикажет Константин поднять Лабарум с навершием в виде Креста и надписью: «Сим победиши». И дрогнут войска узурпатора Максенция. И войдет Константин в Рим. А в 313 году весной издаст Миланский (Медиоланский) эдикт, который и начнет отсчет дней уже Христианской цивилизации. Потом будет и победа над Лицинием, и строительство Константинополя – Второго Рима, и созыв Первого Вселенского собора. И Константина назовут Великим*.

Но пройдут года после его смерти, и император Юлиан Отступник выступит против христианства, начнет насмехаться и над Константином и над видением Креста. И верный соратник почившего Константина – Артемий заявит во всеуслышание: «Ты унизил блаженного Константина и его род, назвав его врагом богов и человеком безумным.

Но он был обращен ко Христу от богов ваших, чрез особое призвание свыше. Об этом ты послушай меня, как свидетеля сего события. Когда мы шли на войну против лютого мучителя и кровожадного Максенция, около полудня явился на небе крест, сиявший ярче солнца, и на том кресте звездами были изображены латинские слова, обещавшие Константину победу. Все мы видели тот крест, явившийся на небе, и прочитали написанное на нем. И ныне в войске есть еще много старых воинов, которые хорошо помнят то, что ясно видели своими глазами. Разузнай, если хочешь, и ты увидишь, что я говорю правду».

Юлиан предаст казни смелого военачальника. А «Житие великомученика Артемия Антиохийского» станет излюбленным чтением на Руси, где воздвигнется Третий Рим – Москва…

Александр Невский

12 апреля 1242 года. Еще холодны весенние дни на Руси. Александр, уже прозванный Невским, объезжает место будущей битвы с рыцарями-крестоносцами. Небольшой отряд подвижников следует за ним. Дружина готова к схватке. Пешие воины ожидают подхода к озеру врага. Едет князь Александр. Ему придется сразиться с христианами… Ой ли? Начитан Александр. Кроме воинского искусства, и книжность с детства полюбил. Идет противник, да вот от христианского рода ли? Ливонский орден подчиняется Тевтонскому, да и создан на основании ордена Меченосцев. А у тевтонов да меченосцев орденские уставы списаны с тамплиерских.

О тамплиерах же худая слава идет: рубаки-то хорошие, но и делами скаредными занимаются, ростовщичеству покровительствуют и вместо Господа языческому идолу поклоняются. И кто же основал орден тамплиеров? Уж один-то из основателей ордена – Гуго де Пайен, возможно, был катаром, а шестой великий магистр тамплиеров Бертран де Бланшфор непосредственно вышел из еретической секты альбигойцев (иначе катаров). И не было в Южной Франции худших врагов для католиков, чем альбигойцы – наследники манихеев, ненавидевших Божий мир и род людской.

На Руси всегда говорится: «Яблоко от яблоньки недалеко падает». Так что и не христиане – тевтонцы и меченосцы. Знал это Александр Невский, знал. И встал на защиту Православия. И ушли «псы-рыцари» под лед, оттесненные к точке своей погибели русскими воями. И во время битвы зрели русские витязи «воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру».

И не случайно в «Житии» повествуется: «Здесь прославил Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона». Иисус Навин победил язычников. Александр Невский тоже. И защитил оплот Православия – Русскую землю.

Иван Сусанин

1613 год. Весна только подходит к пределам костромских лесов, но лед над болотами не так уж и толст. Ведет крестьянин Иван Сусанин польско-литовский отряд туда, откуда выхода-то и нет. Поляки рассуждают между собой, надеясь получить щедрое вознаграждение от начальства за убийство нареченного русского царя – Михаила Федоровича и его матери – инокини Марфы. Сусанин же думает: «Рано, робятки, делите шкуру неубитого медведя».

Лес неожиданно редеет. Ровное место. Лед начинает трещать. И лихие вороги оказываются в болоте. Иван успевает прочитать короткую молитву. Поляки, прежде чем сгинули в болотище, успели зарубить отважного крестьянина, отдавшего Богу душу за Отечество и царя…

А Михаил Федорович молится в монастыре, в безопасности, предупрежденный зятем Ивана Сусанина Богданом Сабининым. И держит нареченный царь крест-мощевик в руках своих – наследие отца. Крест-мощевик с частичкой мощей великомученика Артемия Антиохийского…

Так замыкается цепь времен. Так свершается Промысел Божий.

Послесловие.

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин первым из людей полетел в космос. Можно ученым и многоученым атеистам иронизировать сколько угодно, но это стало одним из достижений именно Христианской цивилизации. Без высокого духовного горения не прорваться в холодные глубины космического пространства. Современная западная цивилизация отказалась от христианства. И что? Расчет, финансы, экономика. А космос? Да разве только туристов свозить и быстро на Землю спустить. Горение улетучилось.

Берусь утверждать, что без святого равноапостольного императора Константина Великого, без святого благоверного князя Александра Невского и без подвига Иоанна Сусанина никогда бы и Гагарина не было на орбите нашей планеты. Один дал импульс развития Христианской цивилизации, второй сберег истинную веру, а третий не дал продолжаться Смуте, грозившей уничтожить Россию.

Не случайно Константин Великий на Западе не считается святым и в СМИ «цивилизованных стран» в год 1700-летия Миланского эдикта поливается ушатами грязи. Не нужен образ этого императора нынешнему потребительскому обществу. Неровен час, учась на примере святого Константина, кто-нибудь из молодежи задумается о смысле жизни и вере в Бога.

Александра Невского давно ругают либеральные ученые в Европе и США. Они обвиняют его в предательстве и нежелании идти на союз с католиками. Правда, скромно умалчивая о том, что все славянские народы Прибалтики, попавшие под пяту западных оккупантов, постепенно утратили и свой язык, и культуру, и свое самостоятельное бытие.

А уж сколько злобных и дурацких слов написано об Иване Сусанине, сколько суемудрых анекдотов рассказано. И все потому, что настоящий православный христианин погиб с честью за русского царя. И подвиг Сусанина полностью опровергает сказки о рабском характере русского народа. Мы живем в непростое время, но с нами и Константин Великий, и Александр Невский, и Иоанн Сусанин. По воле Божьей они с нами пребудут всегда. Да не разорвется цепь времен! Александр Гончаров, к.ф.н., ст. преподаватель кафедры журналистики СОФ ВГУ

Источник

* В 312 году, во время войны  императора Константина с кесарем Максенцием, сыном Максимиана, незадолго до решительной битвы у Мильвийского моста под Римом, в полуденные часы, когда солнце уже начало склоняться к западу, Константин собственными глазами увидел на небе светящийся Крест с надписью: «In hoc signo vinces» (сим победиши). Ночью в сновидении Господь явился ему с тем же знамением Креста и сказал, что этим знамением он победит врага. На следующий день по приказу Константина на всех знаменах его войска были сделаны изображения святого Креста.

Константин Великий "Сим победиши"

Одержав победу над Максенцием, Константин торжественно вошел в Рим и здесь на площади велел поставить свою статую с Крестом в правой руке и с надписью: «Этим спасательным знаменем я спас город от ига тирана». После этой победы император Константин вместе со своим зятем Лицинием издал в Милане первый манифест, дозволяющий всем без боязни принимать христианство.