Окопная правда: Почему немцы наших летчиков как кур сбивали…

Есть исторический вопрос, от которого, как ни крути, не уйти и не отгородиться. И вот почему: времени прошло много, и уже мало кого интересует фантастическая результативность немецких ассов. Причем всех — танковых, подводных, я уже не заостряю внимание на летчиках-истребителях Люфтваффе. Но это одна сторона проблемы, а вот другая характеризуется одним единственным вопросом: «Почему летчиков ВВС РККА в основной своей массе сбивали, как курей? В чем причина такой низкой эффективности? Почему в конце концов соотношение воздушных побед наших и немецких было таким разгромным?».

Разные авторы приводят разные цифры, но все, к сожалению, сходятся в том, что соотношение было далеко не в нашу пользу. В среднем в разных источниках эти цифры были такими: от 3-х к 1 до 5 или 6 к 1. Разумеется не пользу летчиков Красной армии. К этому относиться можно как угодно, но факт есть факт. И включительно до лета 1943 года мы в воздухе совсем даже не доминировали, а наоборот. Да, кстати, и после лета 43-го наступило шаткое равновесие, которое сохранялось почти до конца войны. И немцы до конца войны продолжали драться в небе ожесточенно и чего уж там скрывать – мастерски.

Окопная правда

Я поступил в летное училище в 1967 году, то есть через двадцать с небольшим года после окончания Великой Отечественной войны. Количество фронтовиков в нашем училище как, впрочем, и в других просто зашкаливало. Участниками войны были офицеры управления, преподаватели, многие летчики служащие в советской армии и т.д. На 23 февраля от их наград в актовом зале училища просто рябило глаза. Я к чему это говорю? А вот к чему – в ходе так называемых встреч с ветеранами, да и просто в частных беседах с ними мы узнавали столько и такого, о чем никто тогда не говорил. А теперь уже никто и не скажет. Умирали они все – вот в чем беда! А современные историки, простите, врут напропалую.

Так вот – в чем же заключается причина таких страшных потерь в нашей авиации? А вот в чем – в системе подготовки. В той самой системе подготовки летного состава ВВС РККА. И не смотря на опыт Хасана и Халкин Гола, а затем Испании и Финляндии где мы применяли авиацию опыт этих конфликтов впрок не пошел. Тактика ВВС РККА не изменилась ни на миллиметр и войну мы встретили как говорится на старых дрожжах. Мне могут возразить, дескать и у нас были летчики ассы, и мы сбивали. Согласен, сбивали. А как же без этого можно было одержать победу? Победа, друзья, если помните была за нами. Только вот цена у этой победы была запредельной. Но о наших ассах мы поговорим чуть попозже.

К концу 41 года немец вышел на линию Мурманск-Ленинград-Москва-Ростов-Казань, ну и естественно Черное море. Это важно! Важно потому что более 80 млн населения оказалось на оккупированных территориях, а это между прочим мобилизационных ресурс. Ну те, кто знает – это люди призывных возрастов. И если до 42 года в училища и школы в ВВС РККА принимали только с 10-ю классами образования, то в 42 году уже было не до жиру и стали брать всех в том же числе и с 7-ю классами. Снижение уровня образованности кандидатов естественно сказалось на качестве их подготовки. А, следовательно, и на качестве подготовки летчиков ВВС РККА и не только их кстати. Но и танкистов, пехотинцев, артиллеристов. Но летчиков особенно и вот почему. Поверьте, друзья нельзя с 7-ю классами образования полноценно изучить аэродинамику самолета с ее сложнейшими математическими формулами. Да, кстати, и не только ее.

Летная подготовка курсантов ВВС была из рук вон … не плохой, нет, а просто отвратительной. Сравните – немецкий курсант летчик на момент окончания летной школы имел налет 200 с лишним часов куда входили в числе прочего ночные полеты, полеты на высший пилотаж, стрельбы по воздушным и наземным целям, полеты в облаках. Кстати, на заключительном этапе подготовки будущий немецкий летчик обязательно должен был налетать определенную сумму часов на том виде самолета на котором он на фронте потом должен был воевать. То есть если немецкого курсанта обучали скажем для штурмовой авиации, то он имел по выпуску налет на Ю-87 штука. Если это был летчик-истребитель, то налет у него должен был быть на боевом Мессершмитте. Попросту говоря молодой немецкий, пилот прибывал на фронт уже готовым летчиком. Причем именно на том типе машины на котором ему и предстояло воевать.

Теперь посмотрим, как в военное время обстояло дело с подготовкой советского курсанта-летчика. Налет по выпуску из летной школы составлял 25-30 часов! Что входило в этот налет? Да практически ничего. И вот почему. Одна только вывозная программа составляла порядка 8-9 часов. Что это такое? А вот что – вывозная программа — это программа в результате которой курсанта очень просто, я бы сказал примитивно учат летать по кругу. Одним словом, это начальная летная подготовка и ничего более. Как говорится у нас в авиации взлет-посадка. Чему же обучали за остальные 15-20 часов? Да всему понемножку. Но в основном те же взлет-посадка, виражи-развороты и заход на взлетно-посадочную полосу. Прибавьте к этому полеты на воздушные и наземные стрельбы и все. Как говорится будущий советский асс был готов. Высший пилотаж не давали совсем, то есть ему никого не учили, да и согласитесь, как обучать если вся программа обучения умещалась в эти несчастные 25-30 часов. Фронту простите за грубость требовалось мясо и как можно больше.

Еще одна беда – всю войну в летных школах курсантов учили летать на самолетах УТ-1, УТ-2 конструктора Яковлева. Посмотрите кстати фильм «Гу-га» — там хорошо на эту тему сказано. На боевой самолет эта машина была похожа так же как колхозный трактор на танк Т-34. Позже курсантов стали обучать на еще более грозной машине, а именно на По-2. В большинстве случаев молодой летчик, прибыв на фронт садился в боевой истребитель или штурмовик впервые в жизни! Но и это не все. Молодой пилот ВВС РККА, особенно это касалось истребительной авиации должен был держаться на смерть как тогда говорили за хвост ведущего. То есть прикрывать его любой ценой, даже ценой своей жизни. И не важно каким это был для него этот боевой вылет – первым или вторым, скидок на неопытность никто не делал. Время было военное и жизнь пилота не стоила ничего. Упаси Бог оставить или бросить в бою ведущего – это было воинское преступление, а за такие вещи полагался трибунал и расстрел.

Окопная правда4Тренировочный самолет УТ-1

Даже такой мастер, как Леонид Быков, в своем культовом фильме «В бой идут одни старики» не решился показать горькую правду фронтовой жизни. Из всех, как он говорил, «желторотиков» к концу фильма погибают всего двое – лейтенант Смуглянка и Ромео. На самом же деле все было с точностью до наоборот – их должно было остаться всего двое, а то и одни. Но, как говорится, простим мастеру грех.

Окопная правда5

А как же обстояло дело с этим в Люфтваффе? Привожу свидетельство того же Эрика Хартмана, который в своих мемуарах писал: когда он пришел в летную часть его прикрепили к опытному ассу, который ему сказал… Приготовились?

- «Если мы будем атакованы превосходящими силами противника, то твоя задача выйти из боя – не важно как, уйди в облака, спикируй как будто тебя сбили, одним словом оторвись от противника, а я уж как-нибудь сам справлюсь».

То есть неопытных летчиков немцы старались беречь и учили летному мастерству постепенно. Оно и понятно – летчик Люфтваффе был штучным товаром и разбрасываться такими дорогостоящими кадрами они не могли. Да и просто не имели права. И это, заметьте, фашисты с их, как нам говорили, бесчеловечной идеологией. У нас же было все наоборот – главным было обеспечить работу забойщика, который мог сбивать и сбивал самолеты противника. Цена ведомого была меньше копейки, и именно он первым попадал под огонь немецких истребителей, тем самым спасая жизнь ведущего. И слова о том, что ведомый прикрывал ведущего — это не фигура речи, а страшная и безысходная реальность войны. Фронтовые летчики говорили, что на войне молодой летчик жил недолго – один, два, максимум три боя. Но если молодой пилот каким-то чудом проскакивал первые пять боев, то тогда он еще жил месяца три-четыре, а может, и полгода. Это уж как ему везло.

Из этого следует одно: первыми всегда гибли слабаки и неумехи, те кто не вращали головой в бою на 360 градусов, те, кто плохо владел машиной, те, кто плохо стрелял. Одним словом, был плохим солдатом и соответственно летчиком. А таких было не жалко. У нас в училище в конце 60-х годов дослуживал один герой Советского Союза. Простой мужик, как говорится, от сохи, чудом уцелевший в этой мясорубке. Так вот – он был летчиком штурмовой авиации и рассказывал интересные вещи, от которых у нас, пацанов, шерсть на загривке становилась дыбом. Приходит в часть пополнение – молодые летчики. Один-два вылета, ну, чтобы осмотреться и проверить молодого пилота, и все – на боевое задание.

Задание давалось, как правило, одно из самых важных и самых опасных – уничтожение какого-нибудь моста или переправы. Для тех, кто не знает – противовоздушная оборона моста очень мощная и мощнее не встретить. Ведущий, опытный пилот перед вылетом говорил своим ведомым: «В воздухе молчать и делать все как я!». А потом на бреющем полете идут на мост, а перед мостом ведущий резко берет штурвал на себя. Если ребята оказываются ловкими и успевали среагировать, то тогда второй заход и бомбежка. Если же нет, то один или оба «сопляка», простите, молодых пилота врезались в мост, боекомплект естественно детонировал и задание было выполнено. А на ребятишек оформляли наградные листы. Посмертно. Как правило награждали орденом Красной звезды, а домой письмецо дескать ваш сын ценой собственной жизни выполнил сложное и опасное задание командования. И дело сдавали в архив. Вот так просто и незатейливо, а главное очень быстро на войне заканчивалась жизнь молодого летчика. А что, не разевай коробку и слушай отца-командира внимательно, ибо от этого зависит твоя единственная и неповторимая жизнь. Такой вот неестественный естественный отбор.

Хотя. если вдуматься, друзья, ну если честно, то ведь никого из вас не удивляет то что в героических фильмах про войну кто-то остается прикрывать отход разведгруппы. То есть попросту говоря остается на верную смерть. Или вы думаете, что это только в кино? И что в реальной жизни за ними прилетает волшебник в голубом вертолете. Да? А потом все живут долго и счастливо. Нет друзья – за все в этой жизни надо платить. Причем платить этой самой жизнью.

Я бы мог вас пугать и дальше только смысла в этом не вижу никакого. Поверьте, на войне таких случаев на каждого по десятку, а то и больше. Война есть война.

А вот теперь поговорим о наших советских ассах. Никто не ставит под сомнения их победы, но вот какая особенность. Практически все они процентов на 95 были летчиками еще довоенной подготовки. Это значит, что заканчивали они училище в мирное время получая полноценный налет и соответствующую подготовку в училище, а затем уже и в летных частях. Были такие которые прошли Испанию, войну с финнами. К началу войны это были опытнейшие летчики.

Soviet aces Capt Aleksandr Klubov, Maj Grigorii Rechkalov, Lt Andrei Trud and Maj Boris Glinka, 1944

Ну чтобы не быть пустословом приведу несколько примеров. Так к примеру Александр Иванович, Покрышкин, родился в 1913 году, а в 1939 году закончил Качинскую летную школу. Начало войны встретил командиром звена! Дальше идет Кожедуб Иван Никитович 1920 года рождения. В 1940 году закончил Чугуевскую летную школу, а до этого летал в аэроклубе. До ноября 1942 года летал в Чугуеве летчиком-инструктором. Далее идет летчик-асс Гулаев Николай Дмитриевич 1918 года рождения. В 1940 году закончил Сталинградское авиаучилище, а до этого летал, а аэроклубе. На фронт попал в 1942 году будучи уже опытным летчиком. Речкалов Григорий Андреевич, 1920 год рождения, планерист, в 39 закончил Пермскую школу пилотов, войну встретил опытным летчиком. Или, например, дважды герой Советского Союза Евстигнеев Кирилл Алексеевич, 1917 года рождения, в 41 году закончил Бирмскую школу пилотов в которой до 42 был летчиком-инструктором.

И так практически все наши ассы, герои Советского Союза. Попросту говоря, летчики, получившие серьезную довоенную подготовку, воевали с ассами Люфтваффе на равных. И именно они в большинстве своем были с большими списками личных побед. А молодежь, пришедшая в авиацию во время войны, так и осталась безликой массой, прикрывавшая хвост своим старшим и более подготовленным товарищам. Грустно друзья, очень грустно. Война, конечно же, не турпоход в ближайшую лесопосадку с водкой и шашлыками. Но тем не менее даже таким образом мостить трупами дорогу к победе по меньшей мере было не практично. Согласитесь?

https://zen.yandex.ru/media/id/5a1b9b719b403c543c3cbfec/pochemu-nemcy-nashih-letchikov-kak-kur-sbivali-gorkaia-pravda-o-voine-5b5f20247db89a00ab587b79

РАБАМ РОССИИ

И было так: четыре года
В грязи, в крови, в огне пальбы
Рабы сражались за свободу,
Не зная, что они — рабы.
А впрочем — зная. Вой снарядов
И взрывы бомб не так страшны,
Как меткий взгляд заградотрядов,
В тебя упертый со спины.
И было ведомо солдатам,
Из дома вырванным войной,
Что города берутся — к датам.
А потому — любой ценой.
Не пасовал пред вражьим станом,
Но опускал покорно взор
Пред особистом-капитаном
Отважный боевой майор.
И генералам, осужденным
В конце тридцатых без вины,
А после вдруг освобожденным
Хозяином для нужд войны,
Не знать, конечно, было б странно,
Имея даже штат и штаб,
Что раб, по прихоти тирана
Возвышенный — все тот же раб

Юрий Нестеренко