СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: ЦАРЕУБИЙСТВО. 2018 ГОД.

«Никто никогда не узнает, что мы с ними сделали»… Это слова Войкова – одного из палачей Венценосной Семьи: слова, которые ныне обретают новый смысл, ибо по всей России, как широкую масленицу, «празднуют» столетнюю годовщину лютого цареубийства. Для этого, будто бросив на сукно последние козыри, Кирилл Гундяев «собрал» стотысячный крестный ход, показал свой личный самолет и прошел «с народом» путь от Храма на Крови до Ганиной ямы. Тем временем, под шум торжеств признается «подлинность» екатеринбургских лжеостанков – точнее говоря, заявления официальных представителей церкви и следственных комиссий прямо готовят народ к признанию их подлинности. Массированное идеологическое оболванивание приближается к своему логическому концу.
«Сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы» (Лк. 11,48)… Вот уже столетие народная совесть неотступно требует всенародного покаяния в страшном грехе цареубийства, и все это время его сознательно заглушали и уже извратили до такой степени, что столетие екатеринбургской трагедии превратилось в торжество в честь «победы» цареубийц. Строившие и украшавшие гробницы пророков иудеи делали это исключительно в честь своей «победы» над пророками; святитель Иоанн Златоуст в «Беседах на Евангелие от Матфея» так пишет об этом: «Именно они строили гробницы не в честь убитых, но как бы хвалясь убийством, и из опасения, чтобы свидетельство и память о такой их дерзости, с течением времени, не погибли вместе с разрушившимися памятниками; строили гробницы, воздвигая великолепные здания, как бы трофеи, и тем показывали, что они поставляли для себя славу в преступлении отцов своих». Если вдуматься, то все эти колоссальные расходы и труды по идентификации лжеостанков, эта раздутая помпа пышных торжеств – не что иное, как сознательное и циничное закапывание памяти искупительного подвига Государя и Его Венценосной Семьи. Погребение под спудом новых наслоений чудовищной лжи, новоделов богомерзкого обмана.

Воистину на наших глазах ныне совершается новое цареубийство, которое призвано быть окончательным. Воистину коллективные устроители всего заговора против памяти Помазанника желают, чтобы « погибла память о нем с шумом» (Пс.9,6). Достаточно бегло прослушать слова первоиерархов МП, сказанные по этому случаю, взглянуть на церковные концепции и документы, чтобы понять: эти люди никогда не станут призывать народ к покаянию, ибо злодеяние цареубийства и поныне полностью соответствует их интересам.

С февраля 1917 года по июль 1918 было совершено преступление общечеловеческого масштаба: «взят от среды Удерживающий» (ср. 2 Фес. 2,7 ). Принято за сим видеть Самодержавного Государя Всерорссийского, преданного церковью и народом на отречение, поругание, пленение и лютую казнь. Но Удерживающим может вполне называться и священство, а точнее, высшая его часть – первоиерархи Российской Православной Церкви. Опьяненные до безумия масонской демагогией, они банально повторили в точности то, что в разное время сотворили их братья по духу – «вольные каменщики», низвергшие и казнившие королей Европы. Этим господам, собственно, никогда не мешала религия и Церковь. Острия церемониальных шпаг были направлены в монархов, изображения которых они неизменно пронзали на своих тайных сатанинских сборищах. И русский Синод в феврале 1917 года возглавил и благословил сие богомерзкое дело, буквально вонзив нож в спину Государя, лишив его последней надежды и поддержки. Ведь в руках конкретно Синода была сконцентрирована такая власть, такие рычаги управления народом и армией, что одним указом, одним прещением можно было остановить на любом этапе всю кровавую смуту начала XX века. Кстати, об этом же свидетельствуют сами «вожди» оной смуты, признаваясь, что их власть не продержалась бы и двух недель…

То, что злодеяние совершено в день убиения святого благоверного князя Андрея Боголюбского – первого некоронованного Русского Царя, – лишь подчеркивает тот факт, что силам тьмы с тех пор, при всем стремлении и вожделении, ни разу не удавалось убийство русского царя. А ведь именно с этой целью на Русь выдвигались орда за ордой, и каждый раз, когда враг добирался до Кремля, казалось, что злодеяние вот-вот совершится. Но оно не совершалось именно потому, что крепкой была вера народная и любовь к своему Государю и Отцу, и каждый раз Господь выдвигал Иовов и Гермогенов, которые вновь и вновь будили народную совесть и самосознание, благословляли на ратный подвиг супротив цареборцев. Но к февралю 1917 года «соль обуяла» настолько, что те, кто был поставлен Богом блюсти клятву 1613 года, первыми нарушили ее. Они, в гордыне своей уподобившись падшему деннице, воздвигли руку свою на безраздельную сакральную власть – решили соединить в себе и власть Священства, и власть Царства. Этим и объясняется то, с какой легкостью синодалы с подавляющим большинством архиереев бросились в объятья Временного правительства, а затем, в лице патриарха Тихона, – в объятия большевиков. Ведь власть министров, а затем и власть местечковых инородцев – выскочек из низов – не казалась иерархам сколько-нибудь способной побеспокоить их или потеснить. Отсюда и заискивание перед большевиками со стороны патриарха Тихона, отсюда и преступление блокирования помощи Царской Семье в Тобольске. Русский народ собрал средства для выплаты жалования роте конвоиров, сопровождавших Царственных Узников, поскольку верноподданные офицеры были готовы взять их под свою охрану, тем самым спасти Государя и Его Семью. Однако новоизбранный патриарх Тихон категорически не благословил передавать деньги по назначению с расплывчатой директивой «передать на церковные нужды». Спасительный момент был упущен, Царственные Страдальцы были тривиально выкуплены большевиками, повлекшими Узников на Голгофу – в Екатеринбург.

Стоит еще раз повторить, что Поместный собор Российской Православной Церкви 1917-1918 годов происходил именно в то время, когда Венценосные Мученики восходили на свой крест. В то время власть большевиков была настолько слаба, что боялась открыто выступать против решений Собора, который, в частности, настоял на освобождении из-под стражи нескольких архиереев и церковных чиновников. Однако факт екатеринбургского злодеяния – трагедии вселенского масштаба – был озвучен на Соборе лишь вскользь и касался в основном дилеммы, цинизм которой иллюстрирует всю бездну падения: обезумевшие от эйфории «всевластия» архиереи решали, отслужить или не отслужить панихиду по общемирскому чину – по Умученным. Треть членов Собора высказалась «против»…

Горькое недоумение вызывает реакция участников Собора на «притеснение их прав» со стороны Временного правительства, а затем и со стороны большевиков, которые, по убиении подлинного Отца и Хозяина Земли Русской, разом осмелели и меткими выстрелами из артиллерийских орудий по Кремлю в момент распустили Собор. На что надеялись архиереи русские, отрекшись от своего Государя – Помазанника Божия, косвенно поучаствовав в зверской ритуальной расправе над Ним? События последующих лет, включая неблагословение патриархом Тихоном Белого движения, позорную декларацию митрополита Сергия, появление сталинского «новодела» – РПЦ – лишь доказывают, что единственной целью, единственным мотивом цареубийц в панагиях была собственно власть, к которой они стремились в течение всей советской эпохи и которой они ныне вполне достигли. Поэтому как синодалы 1918 года, так и синодалы 2018 больше всего на свете боятся возвращения Царя и праведного возмездия за свои злодеяния. И ныне всякое слово в адрес Царственных Великомучеников, сказанное духовными преемниками цареубийц, по сути является камнем, бросаемым на уже изрядно накиданный курган над погребенной Богоустановленной монархией.

Ими же написанные богослужебные тексты исполнены демагогической подменой понятий, лукаво рисующей этаким слабым, толстовски обуянным непротивленчеством, безвольным человечком – кого? Великомученика-Государя – закаленного, сильного и мужественного, умнейшего военачальника, приведшего Державу на самый порог победы в Великой войне. Система всеобщей подмены по сути исковеркала в текстах богослужений сам личностный подход к Венценосным Мученикам, извратила историчские факты, тиражируя сфабрикованные мифы об «отречении», о «неспособности» Государя вести войну и справиться с внутренней смутой. Множество свидетельств тому, что русское православное сердце и без лингвистического анализа четко улавливает маскируемое в подслащенных «древнецерковными» словесными конструкциями текстах плохо скрываемое торжество: «Умри и покойся, мы давно научились хорошо «царствовать» – без тебя». С присущим им вселенским цинизмом откладывая процесс канонизации Царственных Великомучеников, а потом «высоким» позволением канонизировать их лишь в лике страстотерпцев пренебрегши искупительным подвигом Государя – подвигом вселенского масштаба.

А между тем, покаяние за грех цареубийства и богоотступничества так и не принесено русским народом. Сегодняшние «церковные вожди» отметают всякую мысль о необходимости покаяния. Да, мы лично не участвовали в ритуальной расправе, совершенной инородцами-каббалистами. Но цареубийственный яд высшего духовенства Российской Империи, помутивший до безумия народное сознание, привел к тому, что наши предки, так или иначе, прямо или косвенно согласившиеся, принявшие происшедшее как должное, явились соучастниками екатеринбургского злодеяния, масштабы которого не осмыслены до сих пор. Все последующие поколения измлада отравляли ядом богомерзкой лжи, и по сей день большинство в той или иной степени страдает атавизмами тотального информационного насилия и духовного рабства. И в этом каяться необходимо.

Ввиду готовящейся крупной злодейской акции с признанием лжеостанков всякое промедление в личном покаянии за грех цареубийства смерти подобно. Осознание всей глубины совершенного греха цареубийства и личной причастности к сему греху, непрестанная молитва о даровании России Самодержца – вот основа нашего деятельного личного покаяния.

17.07.2018.

Святые Царственные Великомученицы